Home - Воспитание и учеба - Мужество на века
Мужество

Мужество на века

13 февраля 1946 г. майор канадской армии Седдон Де-Сент-Клер, который находился вгоспитале под Лондоном, пригласил к себе представителя Советской миссии по делам репатриации в Англии, чтобы сообщить нечто важное.

«Мне осталось жить недолго, — сказал майор советскому офицеру, — поэтому меня беспокоит мысль о том, чтобы вместе со мной не ушли в могилу известные мне факты героической гибели советского генерала, благородная память о котором должна жить в сердцах людей. Я говорю о генерал-лейтенанте Карбышеве, вместе с которым мне пришлось побывать в немецких лагерях».

Дмитрий Михайлович Карбышев родился в Омске в 1880 году в семье военного. В юности он хотел стать художником, но само происхождение диктовало будущую специальность, он должен был стать военным. И вот уже с отличием закончен кадетский корпус в Омске, затем Николаевское военно-инженерное училище в Петербурге, и молодой поручик Карбышев готов проявить чудеса героизма на Русско-Японской войне. Там он доказал свой профессионализм: в составе батальона Карбышев возводил фортификационные сооружения, проводил связь, ходил в разведку, участвовал в сражениях. В 1908 году на экзамены в военно-инженерную академию штабс-капитан Карбышев прибыл уже во всем блеске боевых наград, его грудь украшали пять орденов.

Вся его жизнь была связана с военной наукой. Первую мировую войну дивизионный офицер Дмитрий Карбышев встретил на западной границе, где принимал участие в строительстве Брестской крепости. Военный инженер должен быть на войне, и Карбышев с 1914 года на фронте, с 1915 года в составе армии Брусилова сражался за Перемышль, где получил ранение и за проявленное мужество был награжден Орденом святой Анны. А дальше был 1917 — страна раскололась, и Карбышев сделал выбор: стал командиром Красной армии. Доктор военных наук, Карбышев признается одним из главных специалистов по фортификационному делу. Он написал больше 100 научных работ по военной истории и военному делу не только в СССР, но и в мире. Он написал больше 100 научных работ по военной истории и военно- инженерному искусству.

Началась Великая Отечественная война. Не мог такой человек, как Дмитрий Михайлович, оставаться в стороне, не мог не исполнить свой долг. Штаб 10 армии, в которой служил Карбышев, 27 июня оказался в окружении. Генералу было предложено эвакуироваться, но он отказался, сказав, что будет выходить из окружения вместе со всеми. 8 августа, во время попытки прорвать окружение, Карбышев был контужен и захвачен в плен.

«Крестный путь» генерала начался в Польше, в пересыльном лагере «Острув Мазовецки». Конечно, немцы прекрасно понимали, кого им удалось захватить. Завербовать, склонить к сотрудничеству — вот их главная цель. Обходительные вербовщики из Берлина обещали ему высокий чин в частях Вермахта, пост командующего Русской освободительной армией вместо Власова и даже портфель военного министра в «новом русском правительстве». Его искушали комфортом, его даже возили в Берлин для встречи с корифеем фортификационного искусства Гейнцем Раубенгеймером. Но позиция Карбышева была однозначной: «Я совестью и Родиной не торгую».

Почти 4 года он проведет в концентрационных лагерях. Освенцим, Майданек, Хаммельбург и наконец Маутхаузен. Но ничто не сломило волю, дух генерала. Ответ Дмитрия Михайловича был однозначен: «Мои убеждения не выпадают вместе с зубами от недостатка витаминов в лагерном рационе. Я солдат и остаюсь верен своему долгу. А он запрещает мне работать на ту страну, которая находится в состоянии войны с моей Родиной».

Только тогда немцы поняли, что завербовать Карбышева им не удастся. И тогда в документах Главного инженерного управления гитлеровской армии появилась следующая запись: «…Этот крупнейший советский фортификатор, кадровый офицер старой русской армии, человек, которому перевалило за шестьдесят лет, оказался фанатически преданным идее верности воинскому долгу и патриотизму. Карбышева можно считать безнадежным в смысле использования у нас в качестве специалиста военно-инженерного дела».

Маутхаузен был последним лагерем, где с генералом встретился тот канадский офицер, рассказавший о последних минутах Дмитрия Михайловича. И вот страшные подробности его смерти.

По словам канадского офицера, в ночь с 17 на 18 февраля около тысячи пленных немцы вывели на улицу. Мороз стоял около 12 градусов. Всех заставили раздеться и пустили струи ледяной воды.

Это продолжалось долго. Все посинели. Многие падали и тут же умирали: сердце не выдерживало. Среди узников был генерал Карбышев. Все понимали, что доживают последние часы, измученные до предела, узники не издавали стонов. Вскоре на месте казни образовалась ледяная глыба из замерзших людей. Кто был в этой глыбе, кроме генерала Карбышева? Русские. Поляки. Чехи. Евреи. Мы не знаем их имен, но фактом остается, что свою мученическую смерть генерал Карбышев разделил с сотнями других узников.

«Проклятье века — это спешка», — сказал Евгений Евтушенко. Мы спешим все забыть, отодвинуть от себя те страшные дни. Но ведь Победа над страшным врагом — это не только победное знамя над Рейхстагом, не только печатный шаг победных парадов. Победа — это память. Победа — это чаша, из которой мы пьём, из которой мы черпаем силы, против жестокости, унижения. Так пусть же никогда не опустеет эта чаша.

Subscribe now!

Subscribe today and get future blog posts your email.

Check Also

Чтение

Чтение всем полезно

Чтение всем полезно. Великие люди признавались книгам в любви и считали их главным источником знаний ...

Панамериканские игры

Панамериканские игры 2015

10 июля 2015 года стартуют 17-ые Панамериканские Игры. В этом году честь принимать у себя спортсменов ...

Добавить комментарий